biceps-spb.ru

Инновационный проект biceps-spb.ru

Метки: Эламский язык словарь, эламский язык, эламский язык википедия.

Эламский язык
Самоназвание:

Haltamt- (?)

Страны:

Элам

Вымер:

~ конце IV века до н.э.

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Изолированный язык

Письменность:

клинопись (эламский вариант)

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

эла 834

ISO 639-1:

ISO 639-2:

elx

ISO 639-3:

elx

См. также: Проект:Лингвистика

Эламский язык — язык эламитов, распространённый на территории Элама, как минимум, в III—I тыс. до н. э. Генетическое родство с другими языками не доказано.

Содержание

О названии

Древняя Месопотамия
Ассириология
Области и государства
Города-государства Шумера · Верхнемесопотамские государства · Аккад · Шумеро-Аккадское царство · Исин · Аморейские царства · Вавилония · Ассирия · Субарту · Приморье
Население
Аборигены Месопотамии · Шумеры · Аккадцы · Вавилоняне · Ассирийцы · Амореи · Арамеи · Касситы · Кутии · Луллубеи · Субареи · Халдеи · Хурриты
Письменность и языки
Клинопись
Шумерский · Аккадский · Протоевфратские языки · Прототигридские (банановые) языки · Хурритский
Шумеро-аккадская мифология
Периодизация
Доисторическая Месопотамия
Эпоха Урук - Джемдет-Наср
Раннединастический период
Ранние деспотии
Старовавилонский/

Староассирийский периоды

Средневавилонский/

Среднеассирийский периоды

Новоассирийский период
Нововавилонское царство

Название дано по шумерскому (Elama) и аккадскому (Elamtu) названию страны, называемой по-эламски Hatamti/u или Haltamti. Устаревшие названия: «сузский», «анзанский», «ахеменидский язык второго рода», «туранский», а также ошибочные[1] «мидийский» и «скифский».

Ареал и время распространения

Носители эламского языка населяли южную и юго-западную области Ирана — Хузестан (ср. древнеперсидское название Элама Hujiyā) и Фарс (а возможно, и другие области Иранского нагорья) по меньшей мере с III тыс. до. н. э.

В III тысячелетии до н. э. из шумеро-аккадских источников известен целый ряд эламских городов-государств: Шушен (Шушун, Сузы), Аншан (Анчан, ныне городище Тепе-Мальян недалеко от совр. Шираза в Фарсе), Симашки, Б. Парахсе (позже Мархаши), Адамдун и многие другие.

Во II тысячелетии до н. э. важнейшими составными частями Элама были Шушен и Анчан. После вхождения Элама в Ахеменидскую державу в середине VI в. до н. э. эламский язык ещё по меньшей мере на протяжении двух столетий сохранял господствующее положение в стране, как это явствует из дошедших до нас эламских текстов. Со временем он уступил место персидскому языку и был окончательно утрачен. Согласно арабскому путешественнику X в. Истахри, жители Хузистана говорили на персидском, арабском и хузийском языках. Был ли последний иранским наречием или, что менее вероятно, потомком эламского языка, неизвестно.

Вопросы классификации

О генеалогических связях эламского языка с самого начала его изучения высказывались различные точки зрения. Делались попытки связать его с кавказскими, алтайскими, дравидскими языковыми семьями.

В последнее время наиболее интересными представляются две гипотезы: эламо-дравидская и эламо-афразийская. Первая была высказана ещё в 1856 году Робертом Калдвелом (англ. Robert Caldwell), и обстоятельно изучена в 1970-е — 1980-е гг. Дэвидом У. Макалпином (англ. David W. Mcalpin). После этих работ эта гипотеза была поддержана многими исследователями, в том числе И. М. Дьяконовым. В 1992 г. В. Блажеком была высказана альтернативная гипотеза о родстве эламского языка с афразийскими языками и даже о вхождении его в афразийскую макросемью. 10 лет спустя обе гипотезы были рассмотрены Г. C. Старостиным, который не отвергая ни одну из них, тем не менее показал, что, во-первых, большинство эламо-дравидийских соответствий являются общими с другими семьями ностратической макросемьи, а во-вторых — что число возможных лексических параллелей между эламским языком и афразийскими, с одной стороны, и эламским языком и ностратическими, с другой, примерно равно. По мнению Старостина, это может свидетельствовать в пользу того, что эламский язык является в некотором смысле мостом между двумя этими макросемьями, которые в конечном итоге могут образовывать макросемью ещё более высокого уровня, объединяющую, возможно, большинство языковых семей Евразии.

Диалекты

Несмотря на то, что выявление и, тем более, классификация диалектов эламского языка невозможны, некоторые языковые факты свидетельствуют о том, что язык ахеменидских текстов восходит к диалекту, отличному от среднеэламского.

К числу языковых особенностей, свидетельствующих о том, что ахеменидский эламский восходит к диалекту, отличному от языка среднеэламских текстов, можно отнести употребление притяжательного местоимения 1. л. ед. ч. -ta, отсутствующего в среднеэламском, а также архаическую послеложную конструкцию in-tukki-me ‘из-за, для’, при её упрощенном варианте in-tikka в среднеэламском.

Письменность

Образец эламской клинописи.

На территории Элама представлены три различные системы письма:

  • протоэламское, типологически близкое протошумерскому, не дешифровано. В более чем полутора тысячах выполненных этим письмом текстов, датируемых концом IV — началом III тыс. до н. э., насчитывается свыше 1000 знаков с графическими вариантами;
  • линейное эламское, предположительно слоговое с некоторым числом логограмм. В двух десятках относящихся к эпохе эламского царя Пузур-Иншушинака (конец XXII в. до н. э.) надписях, одна из которых содержит параллельный аккадский текст, содержится немногим более 100 знаков. Попытки дешифровать эти тексты, основанные на предположении, что они составлены на эламском языке, серьёзных результатов по сей день не принесли;
  • эламская версия шумерско-аккадской словесно-слоговой клинописи, которая, подобно другим производным от месопотамской клинописи системам (хурритской, хеттской, урартской), была значительно упрощена по сравнению с исходной. Это выражалось в сокращении как инвентаря знаков (206 при 600 в месопотамской клинописи), так и их полифонии и омофонии.

Социолингвистические сведения

Исходя из того, что наряду с разнообразными по характеру памятниками на эламском — международным договором, царскими надписями, административными, экономическими, эпистолярными, магическими, астрологическими и, возможно, учебными и/или литературными текстами, на территории Элама обнаружены тексты на шумерском (староэламский период), аккадском (старо- и среднеэламский периоды) и древнеперсидском языках (ахеменидский период), можно предположить, что наряду с эламским, в разные периоды эламской истории в стране в качестве официального и/или разговорного(?) языка использовались шумерский, аккадский и персидский языки.

История языка

В истории эламского языка принято выделять староэламский, среднеэламский, новоэламский и ахеменидский периоды. Следует, однако, отметить, что эта периодизация осуществлена не столько по лингвистическому, сколько по хронологическому признаку, в соответствии с периодизацией эламской истории.

  • Староэламский период представлен договором эламского правителя Хиты с царем Аккада Нарамсином (XXIII в. до н. э.), несколькими, возможно, литературными и/или учебными текстами конца III тыс. до н. э., несколькими царскими надписями и заклинаниями старовавилонского периода (XX—XVII вв. до н. э.);
  • Среднеэламский период (считающийся классическим) представлен строительными и вотивными царскими надписями (свыше 170) на кирпичах, металлических предметах, стелах, статуях, рельефах (XIII—XII вв. до н. э);
  • Новоэламский период представлен царскими надписями (около 30), примерно тремястами административных, небольшой группой юридических текстов из Суз, письмами из Суз, Ниневии и Аргиштихинили (Урарту), двумя гадательными текстами, надписями на печатях второй половины VIII—VII вв до н. э.;
  • Ахеменидский период представлен трехъязычными (эламско-вавилонско-древнеперсидскими) наскальными, а также выполненными на скульптурах, рельефах и других предметах надписями ахеменидских царей и многими тысячами административных и экономических текстов из столицы Ахеменидов Персеполя, относящимися к концу VI—V вв. до. н. э.

Ввиду того, что язык старо- и новоэламского периодов известен значительно хуже, чем среднеэламский, признаки, характеризующие эти три периода не выявлены (можно лишь говорить о тенденции к разрушению системы классных показателей). В ахеменидском эламском наблюдаются значительные изменения, вызванные как внутриязыковым развитием, так и внешним (древнеперсидским) влиянием.

Грамматическая характеристика

Фонетика и фонология

Реконструированная система фонем эламского языка, как и любого мертвого языка, особенно если он записан заимствованной системой письма, не способной адекватно отражать его звуки, в значительной степени условна.

Гласные

С уверенностью можно говорить о наличии как минимум трёх гласных фонем: /a/ (граф. а), /i/ (граф. i/е), /u/ (граф. u/ú/i). Более проблематичным представляется вопрос о существовании гласных e и о.

Из нередкого чередования знаков i/е (показатель класса вещей -mi/-me, местоимение дальнего дейксиса hupirri/hube, pili-/bela- ‘помещать’) можно предположить, что фонема /e/ в эламском отсутствовала и, возможно, знаками серии «е» передавался редуцированный в определенных позициях гласный. Слова tetin ‘украшение, резьба’ и titenra ‘лжец’ не обязательно свидетельствуют о минимальном контрасте: не исключена вероятность, что знаки серии «t» в этих примерах передают напряженный и ненапряженный согласные.

Недостаточно ясен вопрос и о существовании фонемы /о/. Наличие графем «u» и «ú» в эламской клинописи, которая характеризуется значительным сокращением числа омофоничных знаков, очевидно, указывает на то, что за ними скрывались разные фонемы. Возможно, одной из них была фонема /о/.

Согласные

Согласным противопоставление по голосу не было известно, что следует из чередования знаков для глухих и звонких согласных при передаче одних и тех же фонем, а также из написаний иноязычных имен собственных и заимствований, ср. ip-še-man-ba и ti-ri-man-pi с показателем множественности -p/b, hal-pi-iš и hal-be-in-da (различные формы глагола halp/b- ‘убивать’), ba-pi-li при аккадском BābiliВавилон’, ba-ka-pi-ig-na при др.-перс. Bagābigna, имя собственное.

В эламской графике нередки случаи чередования удвоенного и неудвоенного написания интервокальных согласных (kul(l)ah ‘я прошу’, lansitip(p)a ‘золотые’, Nah(h)unte, бог солнца), из чего Х. Пейпер заключил, что графическая геминация не имела фонологического значения. Однако тот факт, что для некоторых слов характерно либо только удвоенное (ukku ‘на, над’, akka ‘кто, который’, либо неудвоенное написание (huma- ‘брать’, kuši- ‘строить, создавать’) и что в заимствованиях аккадские и древнеперсидские глухие, в отличие от звонких, обозначались графическим удвоением, привел Э. Райнер к обратному заключению. Согласно ей, удвоенное написание отражало сильный, напряженный, фонетически глухой согласный, а неудвоенное — его слабый, ненапряженный коррелят, по-видимому, фонетически средний между глухим и звонким (о фонетическом характере ненапряженного согласного свидетельствует, в частности, передача эламского слова siyan ‘храм’ в аккадском языке знаком «zi», содержащим звонкий согласный). Точка зрения Э. Райнер представляется более убедительной. Однако геминированное написание напряженных фонем в эламском письме строго не выдерживалось, на что указывают случаи чередования удвоенного и неудвоенного написания согласных.

По способу
образования
По месту образования
Губно-губные Губно-зубные Зубные Палатальные Велярные Гортанные
Шумные Смычные b/p d/t g/k
pp tt kk
Аффрикаты ʒ/c
Фрикативные w/v/f z/s zz (ž/š šš) h (hh)
Сонорные Носовые m mm n nn (ŋ ŋŋ)
Боковые l ll
Дрожащие r rr
Глайды j


Примечания

  1. Хачикян, М. Л. Эламский язык // Языки мира. Древние реликтовые языки Передней Азии / ред.: Н. Н. Казанский, А. А. Кибрик, Ю. Б. Коряков.. — М.: Academia, 2010. — С. 95. — ISBN 978-5-87444-346-7

Литература

  • Дьяконов И. М. Эламский язык // Языки древней Передней Азии. М.: Наука, 1967.
  • Дьяконов И. М. Эламский язык // Языки Азии и Африки III. M.: Наука, 1979.
  • Хачикян М. Л. Эламский язык // Языки мира: Древние реликтовые языки Передней Азии / РАН. Институт языкознания. Под ред. Н. Н. Казанского, А. А. Кибрика, Ю. Б. Корякова. — М.: Academia, 2010.
  • Blažek V. The new Dravidian-Afroasiatic parallels. Preliminary report // Nostratic, Dene-Caucasian, Austric and Amerind, ed. V. Shevoroshkin. Bochum: Brockmeyer, 1992
  • Grillot-Susini F., Roche C. Éléments de grammaire élamite. Paris: Edition Recherche sur les Civilizations, 1987.
  • Khačikjan M. The Elamite language // Documenta Asiana IV. Roma: Pubblicazioni dell’Istituto per gli studi micenei ed egeo-anatolici, 1998.
  • Labat R.. Structure de la langue élamite (état présent de la question) // Conférences de l’Institut de Linguistique de Paris 9. Paris, 1951.
  • Hallock R. On the Middle Elamite Verb // Journal of Near Eastern Studies, 1973, vol. 32.
  • McAlpin D. W. Elamite and Dravidian: Further Evidence of Relationship // Current Anthropology 16, 1975.
  • McAlpin D. Proto-Elamo-Dravidian: The Evidence and its Implications // Transactions of the American Philosophical Society 71, part 3. Philadelphia, 1981.
  • Paper H. H. The Phonology and Morphology of Royal Achaemenid Elamite. Ann Arbor: The University of Michigan Press, 1955.
  • Reiner E. The Elamite Language // Handbuch der Orientalistik, erste Abteilung, zweiter Band, Lieferung 2. Leiden/Köln, 1969.
  • Starostin G. On the genetic affiliation of the elamite language // Mother Tongue, v. VII, 2002.
  • Stolper M.W. Elamite // The Cambridge Encyclopedia of the World’s Ancient Languages. Cambridge University Press, 2004.
Словари, ономастические компендиумы, списки знаков
  • Hinz W., Koch H. Elamisches Wörterbuch (in 2 Teilen) // Archäologische Mitteilungen aus Iran, Ergänzungsband 17. Berlin: Dietrich Reimer, 1987.
  • Steve M-L Syllabaire élamite: histoire et paléographie // Civilizations du Proche-Orient, Série II, Philologie, 1. Paris/Neuchâtel: Recherches et Publications, 1992.
  • Zadok R. The Elamite Onomasticon // Annali 44. Suppl. 40: Istituto Orientale di Napoli, 1984.
Издания текстов
  • Cameron G. Persepolis Treasury Tablets // Oriental Institute Publications 65. Chicago: University of Chicago Press, 1948.
  • Hallock R. Persepolis Fortification Tablets // Oriental Institute Publications 92. Chicago: University of Chicago Press, 1969.
  • König F. W. Die Elamischen Königsinschriften // Archiv für Orientforschung, Beiheft 16. Graz, 1965.
  • Grillot-Susini F., Herrenschmidt C., Malbran-Labat F. La version élamite de la trilingue de Behistun: une nouvelle lecture // Journal Asiatique, 1993, vol.281.
  • Malbran-Labat F. Les Inscriptions Royales de Suse. Paris: Editions de la Réunion des musées nationuax, 1995.
  • Steve M.-J. Textes élamites et accadiens de Tchoga-Zanbil // Tchoga Zanbil III. Memoires de la Délégation Archéologique en Iran 41. Paris: Paul Geuthner, 1967.
  • Steve M.-J. Nouveaux mélanges épigraphiques, inscriptions royales de Suse et de la Susiane // Ville Royale de Suse 7. Mémoires de la Délégation Archéologique en Iran 53. Nice: Editions Serre, 1987.
  • Weissbach F. Die keilinschriften der Achämeniden // Vorderasiatische Bibliothek 3. Leipzig: Hinrichs, 1911.

Ссылки

  • http://www.philology.ru/linguistics4/dyakonov-79.htm


Tags: Эламский язык словарь, эламский язык, эламский язык википедия.